о колледже
план приёма
специальности
живопись
менеджмент
звукотехника
фотография
абитуриентам
живопись
менеджмент
звукотехника
фотография
экзамены
история
литература
математика
физика
химия
преподаватели
ссылки
контакты
новости

Наша поддержка:
© 2009-2012 ФГОУ ВППО ВГИК им. С.А. Герасимова

Главврач 62 больницы: Нам нужно одно - соблюдайте закон!

В конце прошлой недели в соцсетях появилась вызвавшая сильный резонанс информация о том, что одну из лучших онкологических больниц России “оптимизируют”. Анатолий Махсон, главный врач Московской городской онкологической больницы №62, рассказал “Правмиру”, в чем заключается “оптимизация” и что происходит на рынке онколекарств.

Нам долгое время помогало выжить то, что мы - автономное учреждение здравоохранения. Как и бюджетные учреждения, мы принадлежим правительству Москвы. Но в отличие от них, у нас была довольно большая автономия в экономической деятельности. Т.е. нам дают государственный заказ, от которого мы не можем отказаться, даже если у нас не хватает средств. Но всем, что мы заработали сами, мы можем сами распоряжаться.

Проблемы возникли из-за дефицита лекарств, которые закупались централизованно при помощи Департамента здравоохранения (в поликлинике МГОБ №62 число необеспеченных рецептов со сроком задержки до 1,5 месяцев превысило три тысячи - прим. ред.).

223 федеральный закон позволяет нам самим приобретать лекарства по конкурсу. Из заработанных нами 400 млн рублей четверть ушла на зарплаты, все остальное мы потратили на содержание больницы. На 80 млн рублей мы должны были купить химиопрепаратов, чтобы лечить больных по ОМС. Я поднимал этот вопрос много раз, но результатом становились только неприятности.

Разница в ценах

Когда мы покупали препараты, оказалось, что мы приобретаем их в два-три-четыре раза дешевле, чем они приобретаются централизованно. У нас был иногородний больной, который проходил хирургическое лечение по ОМС. И он хотел пройти цикл химиотерапии, которая не проводится по ОМС. Но когда узнал стоимость, вдруг отказался и уехал. Я очень удивился, ведь лекарство, которое ему было нужно, больница покупала по 7,5 тысяч за флакон (т.е. всего на 30 тысяч). А когда начали разбираться, оказалось, что в это время в процедурной было лекарство, которое мы получили централизованно, стоимость которого составляла 25 тысяч за флакон (всего на 90 тысяч). Т.е. то, что мы сами покупаем, больному обходилось в 30 тысяч, а то, что покупается централизованно, в 90 тысяч. Поэтому он и отказался.

Почему такая разница? Потому что мы покупаем лекарства сами, согласно 223 закону. Причем приобретаем их на том же сайте, но по отдельным торгам.

Но вместо того, чтобы навести порядок с закупками, было принято решение о переводе больницы в бюджет. Теперь все будет одинаково, все будет “нормально” и никаких проблем не будет у людей, которые в этом заинтересованы…

Перевод учреждения - нарушение закона и устава. Автономным учреждением управляет наблюдательный совет, который формируется на треть из сотрудников Департамента здравоохранения города, на треть - из общественников, на треть - из сотрудников больницы не из администрации, плюс один человек - представитель Департамента имущества Москвы.

Именно наблюдательный совет рассматривает план финансово-хозяйственной деятельности учреждения, результаты его работы, принимает все решения по сделкам и, в случае необходимости, меняет вид учреждения. Предположим, если мы неэффективны как автономное учреждение, наблюдательный совет принимает решение о необходимости вернуться в бюджет.

Однако в этом году наблюдательный совет вообще не собирался. Правительство Москвы само приняло решение о переводе 62 больницы из автономного учреждения в бюджетное с формулировкой “для улучшения медицинского обслуживания”. При этом не заслушали никаких отчетов, не обсудили ни с кем, не было голосования. Я уже не говорю о том, что это колоссальные затраты: нужно поменять все бланки, печати и т. д.

Не мешайте

За последние годы эффективность больницы выросла в 2,5 раза, а если считать дневные стационары - то в 3,5 раза. У нас самая высокая по городу хирургическая активность, причем многие операции в Москве делаем только мы. Смертность в свое время была 4,5%, сейчас - 0,7%.

Наша больница - единственная, которая лечит сложные случаи на мировом уровне. Когда я стал главным врачом, у нас не было даже ультразвука, было всего 2 рентгеновских аппарата. Как мы тогда работали, я сейчас не могу себе представить, но мы работали. Сейчас мы оснащены не хуже любой европейской клиники: у нас пять компьютерных томографов, два магнитно-резонансных томографа и др. Причем все это было приобретено не только за счет модернизации - оборудование на 10 млн долларов нам подарили спонсоры. Кроме того, у нас уникальная лаборатория, которая делает исследования по договорам для онкоцентров.

Проблемы начались, когда нас перевели на ОМС, потому что ОМС не оплачивает реальную стоимость лечения. Но мы со своим запасом прочности почти два года прожили. Если бы нам не мешали, и дальше бы жили нормально.

8 December 2016

««« В Томске сделают лекарство из компонента взрывчатки Родители пожаловались в генпрокуратуру на навязывание религиозной идеологии в школе »»»

Эксперты предсказали сокращение числа больниц до уровня 1913 года »»»
В 2000-2015 годах количество больниц в России сократилось в два раза, с 10,7 тыс.
Депутат ЗС провалился под гнилой пол в Качугской районной больнице »»»
Депутат ЗС Николай Труфанов провалился под гнилой пол в Качугской районной больнице Качугская районная больница.
В России узаконены платное образование и медицина »»»
Государственная дума Российской Федерации, благодаря единогласному голосованию партии "Единая Россия".
Москва перестанет финансировать школы? »»»
16 марта на заседании Мосгордумы был рассмотрен проект закона города Москвы "О внесении изменений в отдельные законы города Москвы в области образования".
ОНФ в Санкт-Петербурге призвал надзорные органы разобраться в ситуации вокруг конфликта в Мариинской больнице »»»
В региональном отделении Общероссийского народного фронта в Санкт-Петербурге назвали конфликт в Мариинской больнице системной проблемой.